12 марта 1943 года в воздушном бою в районе поселка Купянск-Узловой в Харьковской области погиб командир эскадрильи 866 го истребительного авиационного полка капитан Иван ЧУЧВАГА. Через два месяца ему исполнилось бы 23. На своем горящем самолете он протаранил вражеский бомбардировщик…

Мечтал о небе

Он был не только сталинским  соколом – так в годы войны называли всех советских летчиков. Он был сталинградским соколом, потому что именно бои за город на Волге сыграли в его судьбе особую роль.

Его довоенная биография традиционна для того времени. Родился в селе Новосевастопольском (современный Красногвардейский район Республики Адыгея). Окончил семь классов сельской школы. Учился в Краснодарском педучилище и занимался в аэроклубе.

Работать учителем ему пришлось недолго. В ноябре 40‑го его призывают в армию и направляют на учебу в Черниговскую военную авиашколу пилотов. В начале войны – в июле – школу перебазировали в Зерноград Ростовской области. После учебы сержант Чучвага направлен пилотом в 651‑й истребительный авиационный полк ПВО. Формирование полка, который включили в состав 102‑й иад ПВО, закончилось в ноябре 41‑го на центральном аэродроме Сталинграда.

Сталинградский сокол

Приказом Сталинградского фронта 30 августа 1942 года сержант Чучвага И. И. награждается орденом Ленина. Первое награждение – и сразу высший советский орден. Из наградного листа:

«...13 августа 1942 года сержант ЧУЧВАГА выполнял правительственное задание с посадкой самолета в расположение окруженных наших частей 229‑й СД. Во время полета подвергался сильному огню, в результате которого самолет получил повреждения, сам летчик получил 6 осколочных ранений в грудную клетку...»

Напомним, 229‑я стрелковая дивизия, занимая оборону на рубеже Суровикино – Осиновка, попала в окружение. 9 августа 1942 года это было доведено до частей дивизии. А на следующий день у хутора Пятиизбянского погиб командир дивизии полковник Федор Сажин. Поредевшие части продолжали вести бои в окружении, но с 16 августа связь с дивизией прервалась.

«...Проявляя мужество и упорство, в тяжелом состоянии производит посадку в расположении 229‑й СД, во время вручения приказания представителю 229‑й СД самолет и сам летчик подверглись сильному арт-
минометному огню. Несмотря на большую потерю крови, летчик вылетел с полученным боевым донесением, пробиваясь через сплошной заградительный огонь.

Превозмогая боль, концентрируя всю силу воли и остаток своих сил, сумел перетянуть через линию фронта, и, несмотря на то что самолет имел массу пробоин, сержант ЧУЧВАГА удачно посадил машину на неприспособленную площадку...»

И еще одна деталь: летчик, уже в расположении своих, временами терял сознание, но, как отмечено в том же наградном документе, «настойчиво добился своевременной передачи боевого донесения представителю 8‑й воздушной армии». О высокой награде Иван Чучвага узнал в Камышинском госпитале, где пробыл почти два месяца.

Подвиг героя

Вместе с наградой пришло и повышение. После госпиталя старший лейтенант Чучвага стал командиром эскадрильи 866‑го истребительного авиаполка.

Даже для военного времени случай редкий – за считанные месяцы вырасти от сержанта до капитана, от пилота до командира эскадрильи удавалось немногим. Его подвиги вошли в военные учебники. Вот отрывок одного из них:

«...Немало побед в воздушных схватках одержал командир эскадрильи Герой Советского Союза И. И. Чучвага. В ноябре (1942 года. – Прим. ред.) пять «Яков» под командованием Чучваги вылетели на сопровождение «Илов». В районе Чернышевской они встретились с двенадцатью Ме-109 и смело вступили с ними в бой. Чучвага лично сбил два «мессершмитта». Группы штурмовиков и истребителей потерь не имели... »

К марту 43‑го года капитан Чучвага совершил 196 боевых вылетов, провел 74 воздушных боя, в которых сбил лично 16 и в группе 16 вражеских самолетов. 8 марта 43-го он был представлен к званию Героя Советского Союза. Но высокое звание ему присвоили посмертно – указом Президиума Верховного Совета СССР 24 августа 1943 года.

Братская могила в с. Куриловка Харьковской области (Украина), где похоронен Иван Чучвага
 

 

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Фигура идейного вдохновителя плана «Уран» и «маршала Победы» Георгия Жукова с годами обросла большим количеством мифов. Особенно способствовали мифотворчеству две опалы – одна при Сталине, другая – при Хрущеве. В честь 121-й годовщины со дня рождения великого советского полководца развенчаем четыре основных мифа о нем.
Есть кинематографический штамп, будто советские солдаты, затаившись в руинах полуразрушенных домов города, отстреливали немцев на улицах буквально как в тире. Конечно, это художественное преувеличение. В городе, где по меткому определению Гроссмана «железный ветер бил в лицо», днем буквально невозможно было передвигаться – враг встречал любое движение лавиной огня. О реалиях битвы на Волге.