Сегодня он живет в Волгограде, а до войны его домом была станица Обливская соседней Ростовской области. В семье четверо детей, он – старший, и в свои неполные 15 остался за главного, когда отец ушел воевать. Своими воспоминаниями он поделился с нашим обозревателем Александром ЛИТВИНОВЫМ.

– Александр Васильевич, работать тогда приходилось наравне со взрослыми?

– Да, работал вместо отца на мельнице, «мирошничал», как говорили у нас. Когда фашисты к Обливской подошли, через нее рекой шел поток беженцев с Украины. Многие гнали скот, чтобы он немцам не достался. Вместе с парнями из нашей станицы мы через степь пошли в Сталинград. Были бомбежки, старшего группы убило осколком. Мы не дошли даже до Суровикино – там уже были немцы. Вместе с ровесником Колей Штоколовым вернулись в Обливскую. А вскоре туда пришли румыны, и начались грабежи. У соседа  нашли удостоверение, что он в Гражданскую был красным партизаном, хотели расстрелять. Едва им втолковали, что  он был партизаном совсем на другой войне…

Память о фронте – орден Отечественной войны, медали «За боевые заслуги» и «За Победу над Германией».

–  Когда станицу освободили?

– Во время контрнаступления советских войск на Волге. Помню, вокзал в Обливской бомбили наши – там были крупные силы румын, запасы топлива, боеприпасов. Первыми в Обливскую вошли мотоциклисты, за ними – кавалерия. Я просился и к тем, и к другим, но меня не взяли.

–  Но все-таки вы попали на фронт?

 –  Да, в том же 1943-м меня уже призвали, попал на спецпоезд связи, он курсировал в прифронтовой зоне. Помню, как впервые там я увидел убитого фашиста –  это было на Украине, возле железнодорожной станции. Немец сидел у стены, приготовившись к стрельбе. И я не сразу понял, что он мертвый. Догадался другой боец – толкнул ногой, и он упал. Проверили сумку, нашли шоколад. Я тогда впервые в жизни его попробовал…

–  Вы прошли всю Украину?

– Нет, только  Донбасс и Запорожье, а потом нас вернули в Синельниково Днепропетровской области пополнить материальную часть. Оказалось, что и мать моя туда приехала кое‑что из вещей обменять на продукты – под Сталинградом голод в то время был. Случайно мы встретились. Наши бойцы собрали ей в дорогу хлеб, консервы. А мы снова уехали на фронт. На исходе февраля 1944-го при освобождении Кривого Рога я был ранен, провалился в промоину возле моста. Долго лежал в ледяной воде, пока товарищи не вытащили. Раненый и обмороженный попал в госпиталь. Там я и встретил Победу в мае 1945-го.

Александр Медков сегодня и в хоре лучше всех поет, и на ложках лихо играет, а еще каждый день выходит  на пробежку и занимается с гантелями!

–  Помните тот день?

– Еще бы! Мы услышали утром 9 мая крики на улице: «Победа! Победа!» Повскакивали с постелей и к окнам.  Там радостные люди со знаменами. Раненые, обезумев от счастья, выскакивали на костылях, в одних кальсонах. Офицеры палили из пистолетов. А местные жители нас на руках носили, угощали всем, что только было.

–  Как после войны сложилась ваша жизнь?

– Окончил снайперскую школу, Бакинское военное пехотное училище, служил в Китае, был зачислен в 3‑ю Сталинградскую механизированную дивизию. Уволился майором, работал на Украине, а в 2008-м переехал к родным в Волгоград. Сегодня участвую в  самодеятельности, спортом  занимаюсь, пропагандирую здоровый образ жизни. А еще провожу занятия с юнармейцами, хожу в школы, рассказываю о войне и о Победе…

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Изучаем уникальные архивные документы о деятельности первого зама Берии Всеволода Меркулова в осажденном Сталинграде. Мы не возьмем на себя смелость претендовать на историческое открытие, однако фактов о том, что в июле 1942 года в Сталинград прибыл первый зам Берии Всеволод Меркулов, нет в исторических книгах, не отмечены они и в энциклопедиях. Что, впрочем, не удивительно – с документов, свидетельствующих об этом, лишь недавно был снят гриф «Секретно». А находятся они в архиве УФСБ по Волгоградской области. Нам удалось получить их копии.
Ничего криминального, конечно, в этой истории нет: ведь опознали фронтовика, орденоносца, участника пленения Ф. Паулюса Александра Дуку, и не где-нибудь, а в Государственном Историческом музее. В рамках специального проекта «Неизвестный солдат» сотрудники музея узнают судьбы солдат и офицеров Красной армии, изображенных на фронтовых рисунках, которые хранятся в фондах музея, разыскивают их близких и родственников.