15 октября 1967 года был торжественно открыт грандиозный памятник-ансамбль на Мамаевом кургане. «Сталинградка» начинает публикацию серии статей, посвященных 50-летию этого события, в которых постараемся рассказать о малоизвестных страницах возведения мемориала, ставшего главным символом не только Сталинграда – Волгограда, но и всей Великой Отечественной войны.

...История Мамаева кургана как мемориала начинается в 1958 году с Постановления Совета Министров РСФСР о строительстве мемориального комплекса. Но спор о том, каким именно ему быть, начался много раньше.

Уже в 1944 году журнал «Архитектура СССР» предварял полемику о планах увековечить героический подвиг воинов-красноармейцев и всего советского народа в борьбе с врагом. Художественная мысль требовала реального воплощения в монументах, памятниках, скульптурных композициях.

Но организаторы выставки «Героический фронт и тыл», проходившей в это время в Государственной Третьяковской галерее, обращали внимание архитекторов на вполне конкретные, даже, можно сказать, прозаические задачи. Речь шла о том, что «во всех освобожденных городах и селах имеется множество памятников, надгробий, сооруженных очень слабо, без всякого художественного мастерства или руководства…

Уже давно освобожденные города и села Поволжья, Кубани, Украины испещрены временными «самодеятельными» памятниками». Поэтому проведение всевозможных конкурсов на возведение монументов Великой Отечественной войны в это время ставило задачу создания памятников «из подручного материала, – пусть пока временных и недорогих, но обязательно обладающих высокими художественными качествами».

Отдельной темой обсуждения стали надгробные мемориальные памятники. Причем отмечалось, что нет в числе представленных проектов памятника-знака рядовому бойцу. Как хороший по замыслу был отмечен проект мемориального памятника погибшему при форсировании водного рубежа в виде моста, скомпонованного с обелиском. А вот проект колумбария, «решенный с большим настроением и свое-
образной трактовкой антуража носит оттенок мистичности и не соответствует месту захоронения воинов».

Еще одна группа проектов была посвящена жертвам фашистского террора. Отмечалось, что эта тема должна быть трактована совершенно иначе, чем тема надгробий бойцам, погибшим с оружием в руках.

Творческая активность архитекторов оказалась куда значительнее поставленных перед ними «прозаических задач» и вышла за рамки предложений строить «скромно, но со вкусом». Развернулась дискуссия и о том, каким должен быть архитектурный ансамбль, посвященный героической битве под Сталинградом.

История рассмотрения проектов ансамбля на Мамаевом кургане была удивительной, поскольку имело место не столько рассмотрение и обсуждение проектов сооружений, сколько своеобразная борьба символов.

Архитектор Алексей Щусев предложил «осуществить строительство центра Сталинграда таким образом, чтобы он сам по себе явился памятником победы». Проект получил положительный отзыв экспертов, была признана его «осмысленность и целесообразность», «грандиозность, основанная на реальности» – выводы, сделанные специалистами по предложенному проекту.


Алексей Щусев предлагал сделать центр Сталинграда своеобразным памятником победы

Напротив, проект, предложенный архитектором Григорием Захаровым, был признан не имеющим внутреннего содержания, надуманным. «Величина – это еще не величие. Подавить зрителя масштабом, размером сооружения – это, конечно, путь, уводящий в сторону от подлинной силы и эпичности», – таков вердикт памятнику на Мамаевом кургане, предложенному архитектором.

«Свежесть», «острота композиции» – такую характеристику получил проект, предложенный архитектором Андреем Буровым. Автор разработал проект памятника обороне Сталинграда в форме пирамиды. Это архитектурное решение, в сочетании с современными на тот момент материалами, было признано новаторским. Однако в целом высокой оценки этот проект не заслужил: 
«…Пластическая разработка монумента дана слишком эскизно, – и вовсе неудачна вереница рук, держащих автоматы».


Пирамида Андрея Бурова

Работа над монументами Великой Отечественной войны далеко не закончилась, подчеркивали организаторы выставки, она только началась. Но уже сейчас следует обратить внимание архитекторов на решение конкретных задач. Академическая оторванность от решения этих задач в натуре, в жизни ничем не может быть оправдана.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Его именем названа улица в Центральном районе Волгограда, а именем 35-й гвардейской дивизии, которой он командовал, – улица в Советском районе. В сентябре 1942 года Василий Андреевич Глазков погиб, сдерживая наступление немецко-фашистских войск в районе Верхней Ельшанки.
Память о героях минувшей войны возможно сохранять по-разному – устанавливать памятники, мемориальные доски, создавать о них литературные произведения. Но можно сохранять память об этих людях в названиях улиц. В Волгограде таких памятных мест немало. Об этом наш Александр ЛИТВИНОВ побеседовал с кандидатом исторических наук доцентом ВГСПУ Светланой СОЛОВЬЕВОЙ, которая занимается исследованиями топонимической системы Волгограда.