Не откроем большого военного секрета, если скажем: «словесные названия» российского (ради справедливости добавим – и советского) вооружения давно стали дежурной и развлекательной темой для многих СМИ. Список таких названий занимает почти 133 страницы…

Если почитать этот самый список, то узнаешь, что «Абакан» – это не город, а название автомата АН-94. «Рогаткой» называли танк Т-72Б, «Нежность» – это наручники, «Егоза» – колючая проволока, а самый мощный в мире 240‑мм самоходный миномет имел «цветочное» название «Тюльпан».

Действительно, как тут не удивиться, не восхититься и при желании даже не обрадоваться? Происхождение этих названий, честно говоря, достаточно туманно. Определяющими при выборе собственных имен считаются название НИОКР, желание конструктора и весьма специфический военный или служебный юмор. Впрочем, в этой публикации хотелось бы сделать акцент на истории появления этих самых «словесных названий».

Если полистать любой учебник военной истории, то без особого труда узнаем, что в конце XIX и начале XX столетий стрелковое оружие практически во всем мире носило имя своего изобретателя. Самые известные – это револьвер системы Нагана, автоматический пистолет системы Маузера или станковый пулемет системы Максима.

Артиллерийские орудия тоже носили имена изобретателей, как, например, скорострельные пушки Барановского. Или были известны по названию фирм-производителей. На вооружении армии Российской империи стояли гаубицы Круппа, Шнейдера, Виккерса соответственно германского, французского и британского производства.

В советское время традиция называть стрелковое оружие именами его создателей сохранилась. Всем известны пистолет-пулемет Шпагина – ППШ – и, наконец, автомат Калашникова – АК. Но с артиллерийскими системами было все сложнее. 122мм гаубица Круппа стала безлико называться 122‑мм гаубица образца 1909 / 37 года. Ну, и так далее.

Кстати, и новые – советские по происхождению – образцы вооружения получали названия – 76‑мм дивизионная пушка образца 1942 года ЗиС-3 (главный конструктор Василий Грабин), 122-мм гаубица образца 1938 года М-30 (главный конструктор Ф. Ф. Петров).

Танк Т-72Б «Рогатка».

И все же самые первые «словесные названия» отечественная военная техника получила еще до Великой Отечественной войны. В 1941 году на вооружении Красной Армии был принят первый советский радиолокатор РУС-2 «Редут». Объясним сразу: сокращение РУС означает «радиоуловитель самолетов». Это потом в обиходе появилось сокращение РЛС – радиолокационная станция. Чуть позже появилась стационарная модификация РУС-2с – «Пегматит».

Если с названием «Редут» еще все более-менее понятно, то почему для РЛС выбрали название «интрузивных преимущественно жильных горных пород» – останется навсегда загадкой. В 1942 году принята на вооружение авиационная РЛС «Гнейс-2», также названная «в честь» горной породы.

Но если с «Редута» ведут свой «отсчет» названия вооружения, то с «Пегматита» – загадки появления этих названий. Кажется, в годы Великой Отечественной войны отечественные образцы вооружения и техники больше собственных имен не получали. Зато в послевоенные годы ни один образец без них не остался.

В 1955 году была принята на вооружение зенитно-ракетная система С-25 «Беркут». А уже после нее – «Двина» (С-75), «Нева» (С-125), а также опытный ЗРК дальнего действия «Даль». В том же году советская армия получила тактические комплексы «Марс» и «Филин», в 1957 году – «Коршун», а в 1960‑м – комплекс «Луна». Свое первое название из буксируемой артиллерии – «Рапира» – получила 100‑мм противотанковая пушка МТ-12 только к 1970 году. До сих пор часть образцов буксируемой артиллерии названий не имеет – только цифрово-буквенные индексы ГРАУ.

Это потом началась «эра» самоходной отечественной артиллерии, когда расцвели «Гвоздики», «Акации», «Пионы» и прочие «огненные цветы». Сейчас же каждый из новых образцов вооружения еще «до рождения» получает свое название – так сложилась традиция.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Военный журналист из дивизии Людникова 16 ноября 1942 года переплыл Волгу, чтобы доложить советским частям о тяжелом положении родной дивизии. На долгие годы - до 1969 года - его подвиг оказался забыт.
15 февраля исполнилась очередная годовщина полного вывода советских войск из Афганистана. В драматичных событиях на территории этой страны участвовало множество и наших земляков. С одним из них, полковником в отставке Валерием ГАРКИНОВЫМ, побеседовал наш обозреватель Александр ЛИТВИНОВ.