По давней традиции легендарными у нас принято называть те образцы вооружения и техники, которые если не разработаны в России или в СССР, то долгие годы выпускались отечественной промышленностью. Но в каждом правиле или в каждой традиции бывают исключения. Если говорить об оружии, то это относится прежде всего к самозарядному пистолету «Маузер К96» – Mauser C96, или, как его еще называли, пистолету-карабину.

Чаще всего в наших военно-исторических музеях можно увидеть этот пистолет как именной командующего армией или даже фронтом в годы Великой Отечественной войны. На мой взгляд, это вполне закономерно. Большинство советских генералов были участниками Гражданской войны – с нее и начинается любовь к этому уникальному образцу стрелкового оружия.

Хотя история К96 многократно пересказана, напомним, что пистолет разработали сотрудники оружейного завода «Маузер» – братья Фидель, Фридрих и Йозеф Федерле. В 1896 году его запатентовали в Германии на имя Пауля Маузера. Серийное производство велось с 1896‑го по 1938 годы,  было выпущено около 950  000 единиц двух десятков модификаций – в Германии, а также в Испании и Китае. Ни в Российской империи, ни в Советском Союзе этот пистолет не производился.

В России пистолет в 1908 году разрешили приобретать армейским офицерам вместо револьвера «Наган», а с 1909‑го он был принят на вооружение авиационных и автомобильных частей армии. Особый «пиетет» создали пистолету в годы Гражданской войны, его «воспел» Маяковский в своем «Левом марше»:

                                     Тише, ораторы!
                                          Ваше слово,
                                                товарищ маузер.

О личном маузере мечтали не только «революционные братишки», но и многие участники Гражданской войны – от белых офицеров и красных командиров до анархистов разных мастей и армянских «маузеристов». Как теперь принято говорить, это было статусное оружие. Но популярным К96 был не из‑за размеров, а прежде всего благодаря высокой эффективности и надежности. Прицельная дальность стрельбы без кобуры-приклада составляла 200 м, с кобурой – 300, а максимальная дальность – 500 метров. И темп стрельбы – до 90 выстрелов в минуту. Такими выдающимися характеристиками не обладал ни один образец стрелкового оружия того времени. В РСФСР именно маузер К96 стал огнестрельным почетным революционным оружием. На его рукоятку прикрепляли знак ордена Красного Знамени. 5 января 1921 года такими пистолетами были награждены Семен Буденный и Сергей Каменев.

У Веймарской республики после Первой мировой войны Советский Союз закупил около 30 тысяч маузеров под патрон 7,63 х 25 мм вариант «Боло» для командного состава армии. Своих автоматических пистолетов советская промышленность в те годы не выпускала.

По сей день старый добрый маузер периодически всплывает в ходе военных конфликтов…

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

В 10-м классе средней школы он почти не учился – как и другие ребята, был мобилизован на рытье противотанковых рвов на родной Ставропольщине. А когда ученики вернулись в город, их призвали в армию. Он прошел всю войну, был у Рейхстага в Берлине в мае 45-го. А в мирное время, окончив педагогический вуз, приехал работать в Сталинград. В городе-герое на Волге он живет до сих пор. Здесь его имя стало легендой. С известным ученым-историком, доктором наук, профессором, фронтовиком, Почетным гражданином Волгограда Максимом Матвеевичем Загорулько беседует наш обозреватель Александр ЛИТВИНОВ.
Сегодня трудно представить, как 30 лет назад первые поисковики из отряда «Надежда» выходили в поле и в одиночку, с лопатами наперевес, противостояли «черным копателям», осквернявшим солдатские могилы. А руководила отрядом преподаватель физики и астрономии россошинской сельской школы Галина Орешкина, которая впоследствии стала первым директором знаменитого на весь мир мемориала. О том, как все начиналось, через какие трудности пришлось пройти и как родился термин «поисковое движение», Галина Анатольевна рассказала нашему обозревателю Александру ЛИТВИНОВУ.