Жителю Волгограда, единственному в ЮФО кавалеру пяти орденов Красной Звезды, участнику Парада Победы 1941 года Михаилу Васильевичу Терещенко уже 97 лет. Но несмотря на возраст он до мельчайших деталей помнит свою службу в артиллерийских войсках. Пошел учиться на военного и в числе первых оказался на фронте. Оборонял Москву, получил несколько ранений, выжил, дошел до Праги, а после войны продолжил служить, участвуя в запусках первых советских космических ракет.

Тайный парад

Михаил Васильевич родился в украинском  Гомеле. Там же, перед самым началом войны, бывший детдомовец был зачислен в военно-командное училище.

– После бомбежки Киева мы сменили учебное оружие на боевое, – вспоминает Терещенко. – Но никто не ожидал, что наступление врага произойдет так быстро. Боевые действия были уже рядом, и мы оказались на передовой. Были жестокие бои, нам пришлось отступать вплоть до Москвы.

7 ноября 1941 года вместе с другими курсантами Михаил Терещенко участвовал в параде на Красной площади.

Подготовка шла в глубокой тайне. Фашисты были на подступах к Москве.По воспоминаниям, окончательное «да» параду Сталин сказал не сразу – только после того, как Ставка согласилась с мнением Жукова, что немецкие войска измотаны и не имеют сил для  крупной операции.

Тем не менее все наши части были приведены в боевую готовность, а истребительные воздушные силы и ПВО значительно усилены.

– На том параде мы шли по брусчатке тройными колоннами, с развернутыми знаменами, чеканя шаг, – вспоминает Терещенко. – И каждый осознавал свой долг и суровую торжественность парада. Не передать чувства гордости и ответственности, которые мы испытывали тогда, ведь многие соединения прямо с парада отправлялись на фронт.

Бои под Москвой были долгими и изнуряющими, но наступившая суровая зима с обильными снегопадами словно бы защищала красноармейцев.

– Из-за сильных морозов фашисты не смогли воспользоваться танками, горючее замерзало, становилось вязким, карбюратор не мог его переработать, – вспоминает фронтовик. – Начались рукопашные бои.

Линия фронта была в 40 км от Москвы, но в течение двух дней наши войска отбросили фашистов на 90 км.

Победу встретил под Прагой

На войне Терещенко получил три серьезных ранения. Вернуться в строй ему помогли сила воли и вера в жизнь.

– Мое первое ранение было тяжелым, –говорит ветеран. – Был бой, вдруг чувствую внезапную сильную боль в ноге. Я упал, а по ногам хлещет кровь. Мой боевой товарищ ножом разрезал штанину, а там… висит кусок оторванной плоти. Он его отрезал, бросил на землю.  Это было мое первое ранение, и я был потрясен происходящим.

Боец заткнул рану спецпакетом из санитарной сумки, Терещенко положили на носилки и отнесли на конюшню, а потом его погрузили в товарный вагон поезда и вместе с другими ранеными отправили в госпиталь города Горького (ныне – Нижний Новгород).

Михаил Терещенко сумел вернуться в строй и продолжил воевать. А долгожданную Победу встретил под Прагой.

Работал с  Королевым

– После войны в звании старшего лейтенанта продолжил службу в артиллерийских войсках, – вспоминает Терещенко. – По направлению оказался на полигоне Капустин Яр. Когда мы приехали, там были лишь военные палатки и голая степь.

Позже его назначили начальником стартовой команды. Терещенко работал со знаменитым конструктором Сергеем Королевым. Именно Терещенко был одним из тех, кто готовил к запуску первую советскую ракету с ядерной боеголовкой. 

В день запуска он попрощался с родными. Понимал: если ракета взорвется на старте, ни от кого из команды не останется даже пепла. Но испытания прошли успешно.

– История помнит, как Никита Хрущев на Генассамблее ООН после резких выпадов в адрес СССР стучал ботинком по трибуне, – продолжает рассказ Михаил Васильевич. – Так вот, это произошло после того, как ему доложили об успешных испытаниях на нашем полигоне. Весь мир должен был понять, что обескровленный войной Советский Союз и сейчас представляет грозную силу и может себя защитить.

«Навернулись слезы»

После запуска одной из ракет, когда все уже выходили на поверхность из укрытия, Сергей Королев сказал Терещенко: «Теперь наша задача – отправить в космос человека. Я уже дал команду готовить ракету с головной частью, которая сможет принять человека на борт».

– Когда состоялся полет Юрия Гагарина и вся страна замерла у радиоприемников, у меня на глаза навернулись слезы – свершилось! – вспоминает ветеран.

Под руководством Михаила Терещенко было запущено более 400 ракет различных типов и конструкций. Он уволился в запас в звании полковника в 71-м и обосновался с семьей в Волгограде.

Здесь почти 20 лет отработал в научно-исследовательском проектном институте автоматизированных систем начальником отдела. Сейчас Терещенко активно участвует в работе ветеранских организаций, встречается с молодежью. Рассказывая о своей жизни, он говорит, что не совершал подвигов, а просто был «одним из сыновей своей великой Родины».

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Михайловский район – край испокон веков казачий. Множество местных казаков сложили свои головы, сражаясь за страну и народ. До недавнего времени, однако, не было в районе места, куда потомки-земляки могли прийти, чтобы почтить их память. Тогда жители хутора Безымянка сами воздвигли такой памятник.
Боевой путь 10‑й стрелковой дивизии войск НКВД изучают активисты клуба исторической реконструкции из города Гамильтон Новой Зеландии. Над ее зелеными холмами раздается русское «Ура!», когда реконструкторы бегут в атаку, «обороняя» Сталинград.