Свой 98-й день рождения волгоградец, полковник в отставке Владимир Лупейко, много лет отслуживший на Дальнем Востоке, отметил 9 мая, в День Победы. Но на фронтах Великой Отечественной побывать ему не довелось, хотя он рвался на передовую. Его боевая биография связана с защитой Дальнего Востока и другими сражениями – против японцев. Победа в этой военной кампании означала завершение Второй мировой. 75-летие этого события мы отмечаем в нынешнем году 3 сентября.

Кричали «Банзай!»

В сентябре 1940 года Владимира Лупейко призвали в армию. Он оказался на Дальнем Востоке, служил там в стрелковой части.

– Наша часть, – вспоминает Владимир Степанович, – располагалась в трех километрах от границы с Китаем, где хозяйничали в то время японские оккупанты. В ней‑то 22 июня 1941 года мы встретили весть о начале войны.

Командование сразу же предупредило личный состав, что возможны пограничные вооруженные конфликты, провокации со стороны японцев. Солдаты вырыли себе окопы вдоль границы и постоянно в них дежурили.

А провокации японцы устраивали постоянно. Часто по утрам объявляли тревогу. Выстроившись в цепи, с оружием наизготовку, с криком «банзай!» – боевым кличем самураев, сотни японцев раз за разом бежали по склонам сопок в сторону нашей границы.

– У наших войск, однако, был приказ не поддаваться на подстрекательства. Сталин приказал нам только сдерживать японцев, не переходя к открытым боевым действиям.

Тогда противник стал засылать своих лазутчиков – с наших сопок, со стороны советской границы они передавали своему командованию условные сигналы, и тогда наших военных сразу  поднимали по тревоге, чтобы ловить японцев.

Владимир Лупейко до сих пор сокрушается, что не смог попасть на фронт воевать против фашистов. Хотя и он, и его боевые товарищи рвались туда.Но им наотрез отказали: «А кто будет Дальний Восток защищать?!»

Сначала Лупейко учился в полковой школе, затем – на курсах младших лейтенантов в Комсомольске.

Окончил успешно, получил «кубач» в петлицы и звание командира минометного взвода и был зачислен в стрелковый запасной полк.

Тогда еще, конечно, ни он, ни его сослуживцы не знали, что скоро и здесь, на Дальнем Востоке, начнется настоящая война.

Когда наступил перелом на фронтах Великой Отечественной, когда наши войска гнали фашистов по Европе, многим казалось – сразу после победы над Германией наступит долгожданный мир.

Но путь к победе во Второй мировой для СССР оказался слишком тяжелым и кровопролитным. 

Через болота и тайгу

В 1944‑м Лупейко перевели в укрепрайон на границе с Маньчжурией, в 158‑й стрелковый полк 190‑й стрелковой дивизии. Между японскими и нашими войсками было глубокое ущелье, через которое они смотрели друг на друга сквозь прицелы.

Вот там-то в день своего рождения, 9 мая 1945 года, Владимир Лупейко и узнал об окончании войны с Германией.

– Мы тогда стали через границу японцам кричать, что, мол, все, война закончилась – сдавайте оружие! – вспоминает Владимир Степанович.

Но враг и не думал сдаваться, даже от переговоров японцы тогда отказались. Стало понятно – будет еще одна война.

Летом на Дальний Восток  начали прибывать советские войска, имевшие опыт боевых действий с фашистской Германией.

Командованием была поставлена задача – перейти от оборонительных действий к наступательным. Штаб дивизии, в которой служил младший лейтенант Лупейко, разработал соответствующий план, по которому дивизия должна была обеспечить быстрый переход на территорию Маньчжурии.

Для наступления выбрали участок посреди болот, между двумя японскими заставами, откуда противник никак не мог ожидать удара по своим позициям. Дивизия передвигалась по ночам.

Владимиру Лупейко вместе с его однополчанами пришлось прокладывать через топь бревенчатые гати. В день официального объявления СССР войны Японии, 8 августа 1945 года, разведчики 190‑й дивизии проникли на соседние заставы противника и, не поднимая шума, без единого выстрела уничтожили врага.

Сразу же после этого по гатям в Маньчжурию устремились наши танки, где им по таежным дорогам предстояло выйти к городу Мулину.

Воспользовавшись внезапностью, город заняли с ходу. А командование, думая, что в Мулине все еще находятся японцы, направило туда бомбардировщики. Владимир Степнович вспоминает: наша авиация стала «утюжить» наши же войска.

Командованию бомбардировщиков с земли по рации кричат те, кто находится в Мулине: «Прекратите бомбить, здесь наши, советские части!»

А им отвечают: «Что, японцы, вы уже по‑русски научились разговаривать?!»

Но разобрались, конечно, отозвали авиацию.

И тут в штаб 190‑й дивизии поступило сообщение: неподалеку находится дивизия «токкотай» – японских смертников.

Они должны были перерезать коммуникации наступающих советских войск, а затем нанести удар с тылу. 190‑я дивизия получила приказ уничтожить смертников.

– Мы направились к сопке, где они располагались согласно нашим разведданным, – рассказывает Лупейко. – Танки туда пройти не смогли – только легкие танкетки. Вскоре японцы нас заметили, открыли артиллерийский огонь. Но у них было мало снарядов, потому большого ущерба они нам не причинили.

Тогда противник, выстроившись в цепи, перешел в атаку. Ответную стрельбу открыли наши минометчики.

Японцы отступили, ушли выше, в горы, но в нашем тылу оставили снайперов – из замаскированных окопов они стреляли по советским офицерам.

– Уничтожив одного такого снайпера, наш батальон продолжил наступление, – вспоминает Владимир Степанович. – И тут, как я считаю, Бог спас мне жизнь! Я на минуту отлучился, а к нашим позициям скрытно подобрался японский солдат и бросил гранату. Мой помощник и еще несколько военнослужащих моего взвода погибли...

Но больше потерь в минометной роте не было – сопкой наши войска овладели. Японцы, видя, что они окружены, сдались.

Советские войска наступали, двигаясь в сторону города Муданьцзяна. Повсюду было много погибших японцев, вспоминает Лупейко, идти подчас приходилось прямо по трупам.

Дорога вела через тайгу, по краям – заросшие кустарником кюветы, где часто скрывались японские смертники, увешанные взрывчаткой и гранатами – при приближении наших войск они бросались под танки.

Таким способом, вспоминает ветеран. было тогда уничтожено несколько советских бронемашин.

И тогда танкисты стали сажать на броню пехотинцев – по двое-трое, чтобы те непрерывно следили за кюветами. Только заметят что-то подозрительное – сразу открывают огонь.

И уже на подходах к городу, 2 сентября 1945 года, советские войска услышали новость о капитуляции Японии.

– Но мы еще почти месяц помогали китайцам добивать остатки японских войск, – говорит ветеран Второй мировой войны. – А когда вернулись, то встречали нас на Дальнем Востоке со всеми почестями, как победителей.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

В ночь с 14-го на 15 сентября 1942 года на правый берег Волги высадилась 13-я гвардейская стрелковая дивизия генерала Александра Родимцева. Гвардейцам суждено было вписать в летопись Сталинградской битвы свою поистине легендарную страницу.
Войска связи насчитывают почти столетнюю историю. День образования специальных войск связи России – 20 октября 1919 года. Сами связисты шутят, что «войска без связи, как овца без пастуха».