В то время как аналогичный объект в Самаре, где устроен музей, посещают тысячи туристов.

Строительство «объекта № 98» (именно под таким названием фигурирует он в секретных документах) начали в 1942 году. В октябре 1941 года руководство Генштаба обратилось к Сталину с предложением перенести Ставку Верховного Главнокомандования подальше от линии фронта.

А в ноябре 1941 года вышло секретное постановление под номером 945сс «О строительстве специальных убежищ» от Государственного комитета обороны. Убежища предполагалось строить во многих городах СССР – в Казани, Ярославле, Ульяновске, Горьком, Саратове, Куйбышеве, в том числе и в Сталинграде.

Убежища строились на случай дальнейшего отступления наших войск, чтобы в один из таких «объектов» можно было бы перевести Ставку ВГК. Ответственным за исполнение особо важного задания правительства стал Лаврентий Берия.

Специалисты «Метропроекта» оперативно подготовили типовой технический проект убежища. В Сталинграде местом для строительства выбрали крутой изгиб левого берега реки Царицы.

Схема бункера Сталина, составленная одним из бывших его строителей - метростроевцем Ткаченко

Предполагалось, что площадь убежища в виде буквы «П» составит всего 200 квадратных метров, но в реальности она оказалась в два с половиной раза больше. Его общая длина достигала от 125 до 136 метров.

Командный пункт в пойме Царицы имел систему вентиляции, насосную станцию, осветительную аппаратуру и пункт связи. Отопление осуществлялось с помощью временных электрических печей, которые стояли в каждой рабочей комнате, а воздух в системе вентиляции подогревался временным электрокалорифером. (Труба той вентиляции сохранилась и выходит сейчас прямо в кинологический питомник УВД по Волгоградской области).

Как вспоминал Семен Иванов, заместитель начальника штаба Юго-Восточного фронта:

«К убежищу, где предстояло разместить штаб фронта, было два подхода. Первый – это узкая, но хорошо укатанная дорога по дну оврага, по ней мы и ехали. Второй путь – пеший, он представлял собой многоколенчатую деревянную лестницу примерно с двумя сотнями ступеней, укрепленную на крутом скате оврага... По обе стороны коридора подземного сооружения располагались помещения для Военного совета и отделов штаба, а также аппаратные проводного узла связи. Ближе к запасному ходу разместилось радиобюро – стояли столы с быстродействующей аппаратурой. Под столами – аккумуляторные батареи питания. Радио- и проводная связь с Москвой действовала почти безотказно, несмотря на большую нагрузку. Достаточно было и рабочих мест для обработки радиограмм».

Над штольнями убежища нависало свыше двадцати пяти метров земли, способных выдержать даже взрыв авиабомбы весом под две тонны, а сам низ штолен находился на отметке 0,5-0,75 м выше уровня Царицы.

Закрывали входы в бункер защитно-герметические двери, для защиты внутренних помещений от взрывной волны перед подходами в кирпичных перемычках штольни установили по три двери обитых с обеих сторон кровельным железом.

В убежище была не по-фронтовому роскошная обстановка, имелись даже «удобства», немыслимые для военных в полевых условиях.

Как писал позднее Никита Хрущев:

«Думаю, что, возможно, этот командный пункт готовился для какого-то другого штаба, не фронтового. Уж слишком там было все сделано на сталинский вкус. Фанерой облицованы стены. Все дачи Сталина облицовывались дубовой фанерой. Там так же было сделано. Был сделан длинный коридор, а от этого коридора вглубь горы прорыты штольни. Все было очень хорошо сделано. Даже туалет был оборудован. Военные в полевых условиях не могли и думать даже об этом. Но я никогда не слышал разговоров ни до этого, ни тем более после этого, для каких целей и для кого готовился этот командный пункт».

Кроме Хрущева и Василевского, в бункере этом бывали уполномоченный ГКО Георгий Маленков, заместитель народного комиссара обороны Георгий Жуков, маршал Семен Тимошенко, командующий Сталинградским фронтом Андрей Еременко, фронтовые корреспонденты Давид Ортенберг и Константин Симонов, другие известные люди.

Именно там в 1942 году с июля до начала сентября находился командный пункт Сталинградского фронта, оттуда происходило управление обороной Сталинграда и поддерживалась прямая связь со Ставкой.

Входы в штольню ещё сохранялись вплоть до 1960-х годов, а в 1970-е, во время замыва поймы реки Царица, их решили засыпать.

В шестидесятые годы еще сохранялись следы входов в бункер Сталина

После о существовании в Волгограде «бункера Сталина» попросту забыли. Хотя еще в 1989 году Виктор Брылев, известный волгоградский географ, писал, что «в районе гостиницы «Актер» находятся штольни штаба Сталинградского фронта, которые могут стать экскурсионным объектом».

Текст написан по материалам интервью с кандидатом философских наук Сергеем Михайловичем Ивановым. "Волгоградская правда", 2015.

Фото из фондов музея-заповедника «Сталинградская битва»

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

23 февраля 2018 года, в День защитника Отечества, наша страна отметит большой военный юбилей – сто лет со дня образования Вооруженных Сил, сначала – Красной армии, потом – Советской, сегодня – Российской.
14 декабря 1942 года номер «Правды» – главной газеты Советского Союза – вышел с рассказом военного корреспондента Алексея Каплера «Письма лейтенанта Л. из Сталинграда». Наверное, это единственный лирический рассказ, напечатанный в годы войны в органе Центрального комитета и МК ВКП (б).