Хотя история и не знает сослагательного наклонения, можно утверждать, что именно 19 ноября наступление могло не начаться. Ответственнейшее решение о наступлении принял командующий Юго-Западным фронтом Николай Ватутин.

Снег и туман

Буквально за неделю до этой даты – а именно 12 ноября – Иосифом Сталиным было отдано распоряжение представителю Ставки ВГК генералу армии Георгию Жукову о задачах авиации в ходе предстоящей стратегической наступательной операции. Верховный Главнокомандующий говорил более чем конкретно:

«Если авиаподготовка операции неудовлетворительна у Иванова и Федорова, то операция кончится провалом. Опыт войны против немцев показывает, что операцию против немцев можно выиграть лишь в том случае, если имеем превосходство в воздухе».

Генералов «Иванов» и «Федоров» никогда не было в Красной армии – это псевдонимы командующих фронтами генералов Андрея Еременко и Николая Ватутина в секретной переписке фронтов со Ставкой Верховного Главнокомандования.

Указание Верховного генерал Жуков наверняка довел до командующих фронтами.Говорят, что погода была тогда очень туманная, совсем нелетная. Это нарушило план: при прорыве обороны пришлось отказаться от применения авиации.

Операция "Уран"

Объяснять, какими могут быть осенние туманы, волгоградцам не приходится. В книге «Отечественная артиллерия. 600 лет» находим подтверждение:

«Обильный снегопад и туман 19 ноября 1942 года, по существу, исключили действия авиации».

По плану контрнаступления начинать его должен был Юго-Западный фронт, которым командовал генерал-лейтенант Николай Ватутин.

«Что будем делать, артиллерист?»

Через много лет командующий артиллерией Юго-Западного фронта, только 17 ноября 42-го получивший звание генерал-лейтенанта, Михаил Дмитриев вспоминал, что в ночь на 19 ноября он спал часа полтора, не более. В шестом часу утра уже был на командном пункте. Увидев его, командующий фронтом Ватутин обратился: «Что будем делать, артиллерист?» Обстановка была самой сложной и напряженной.

Генерал-лейтенант Николай Ватутин

Возможно, этот вопрос Ватутин задавал больше себе. Конечно, был уже не 41-й год, когда за неудачи на фронте советских генералов сразу объявляли предателями, вредителями и расстреливали. Однако «тяжелую руку» Сталина Ватутин знал. Но это, наверное, была лишь небольшая часть вопроса.

Николай Ватутин участвовал в Гражданской войне. Окончил академии имени Фрунзе и Генштаба. Еще до войны, несмотря на молодость, был начальником штаба Киевского особого военного округа. Великую Отечественную встретил в должности первого зам-начальника Генштаба по оперативным вопросам и устройству тыла. Был начштаба Северо-Западного фронта, замначальника Генштаба по Дальнему Востоку, командующим войсками Воронежского фронта. Ватутин был одним из тех 
военачальников, кто в полной мере понимал важность происходивших событий.

На разработку и подготовку стратегической наступательной операции «Уран» под Сталинградом было затрачено много сил всей страны. Вся организация проходила в обстановке строжайшей секретности. Вплоть до 19 ноября 1942-го противник даже не догадывался о планах советского командования.

Так вот тогда, в ночь на 19 ноября 1942 года, Михаил Дмитриев ответил Николаю Ватутину: «За артиллерию фронта спокоен. Она не подведет». У него был и еще один важный аргумент: «Да, погода нам многое подпортила. Но и противник не поднимет в воздух свои самолеты».

Как пишут, «после этих слов командующий фронтом принял ответственнейшее решение: «Начинать!» Принятие такого решения стало началом срочной работы штабов – часть задач по огневому поражению противника от авиации была переложена на артиллерию.

Наступление без авиации

Очевидно, что значительно вырос расход боеприпасов. Но операция была так искусно спланирована, что и запасы всех калибров у наших артиллеристов были заблаговременно не только созданы, но и доставлены непосредственно на огневые позиции. Советские войска имели 5888 орудий и минометов против 4360 у немцев и их союзников. И такое преимущество в артиллерии позволило обеспечить разгром противника.


Генерал-лейтенант Михаил Дмитриев

Наши летчики смогли принять участие в боевых действиях 19 ноября лишь на нескольких и весьма ограниченных участках. В учебники по военному делу контрнаступление советских войск под Сталинградом вошло как единственная в истории всей Второй мировой войны стратегическая операция, которая начиналась без участия авиации в огневом поражении противника.

Блестящие действия советской артиллерии не остались незамеченными. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21.10.44 именно в этот день был установлен праздник День артиллерии – первый воинский праздник в СССР.

И если говорить прямо, началом успешного контрнаступления в Сталинградской битве все мы обязаны двум легендарным военачальникам – генерал-лейтенантам Николаю Ватутину и Михаилу Дмитриеву.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Проектов памятника, который бы увековечил подвиг защитников Сталинграда, было немало. Идеи поступали как от знаменитых архитекторов, так и от обычных людей со всех концов страны. «Сталинградка» продолжает серию публикаций, посвященных 50-летию открытия мемориала на Мамаевом кургане.
История огромной страны могла бы сложиться иначе, не прояви во время битвы на Волге смекалки младший лейтенант госбезопасности, механик гаража УНКВД по Сталинградской области Долгов. Мы решили опубликовать фрагмент его воспоминаний, написанных 20 января 1945 года – оригинал документа хранится в архиве УФСБ по Волгоградской области. Это листки, написанные от руки.