Продолжаем серию публикаций, посвященную 50-летию открытия мемориального комплекса на Мамаевом кургане. Наш обозреватель Анатолий ЛЮБИМЕНКО побывал в музее-панораме «Сталинградская битва», где ознакомился с фотолетописью строительства мемориала.

Новое решение Вучетича

Так первоначально должен был выглядеть мемориал на Мамаевом кургане

Постановлением № 100 от 25 января 1958 года Совмин СССР принял решение о сооружении в Сталинграде памятника-ансамбля. После конкурсных просмотров был выбран проект архитектора Евгения Вучетича.

В 1959 году на стройплощадке комплекса развернулись работы. Самым интересным и сложным сооружением комплекса стал главный монумент. Первоначально он решался из двух фигур: Родины-матери со знаменем Победы в правой руке и снопом колосьев, прижатым к корпусу фигуры левой рукой, и солдата с автоматом в руке, преклонившего колени и целующего колосья. Из воспоминаний члена авторского коллектива, заслуженного архитектора РСФСР Федора Лысова:

«...Надо сказать, что по поводу главной скульптуры памятника, ее статичности и идейного содержания были высказаны сомнения как при рассмотрении в Москве, так и в Сталинграде, да и все мы, причастные к этому памятнику, в том числе и сам автор, ощущали определенную неудовлетворенность.

Причина в том, что защита Сталинграда еще не Победа. Действительно, Сталинградская битва знаменовала собой только середину Отечественной войны, и венчать памятник Героям Сталинградской битвы должна не статичная двухфигурная композиция, повествующая о начале мирной жизни, а, наоборот, призывающая к энергичным действиям, к дальнейшему наступательному ходу военных действий. Все это не могло нас успокоить, и особенно беспокоило нашего руководителя – скульптора Евгения Вучетича...»

Скульптор продолжил творческий поиск, и в конце концов появилось новое решение – динамичная, порывистая фигура женщины с высоко поднятым мечом в правой руке. В стремительном движении она призывает своих сыновей и дочерей на новые ратные подвиги до полной и окончательной победы над врагом.

Модель главного монумента в одну десятую натуральной величины

Догнать и перегнать!

Фундамент был уже готов, когда неожиданно вновь пришлось вносить изменения. В те годы СССР поставил цель – догнать и перегнать США во всем. В том числе и в монументальном искусстве, а значит, и наш памятник должен был стать самым большим в мире и уж точно превзойти символ Америки – статую Свободы. Рост Родины-матери срочно решили увеличить с 36 до 52 метров. И это не принимая в расчет длину меча. В результате статуя Свободы оказалась творению Вучетича по плечо.


Скульптура изготавливалась прямо на стройплощадке по отдельным частям

Поскольку вес фигуры увеличился более чем в два раза, для гарантии устойчивости холм усилили 150 тыс. тонн грунта. А сами леса для возведения фигуры монтировались полтора года. Увеличение роста монумента выглядело примерно так: рядом со строительной площадкой была выполнена из гипса модель фигуры 1/10 натурального размера, ее разрезали на части, каждую из которых увеличили в 10 раз. На площадках лесов послойно собирали форму, внутри которой была установлена арматура. Затем внутри формы сооружалась опалубка, ее постепенно наращивали и одновременно укладывали и уплотняли бетон. Голова фигуры, шарфы, руки изготавливались отдельно на стройплощадке, затем монтировались при помощи башенного крана. Меч был изготовлен на заводе «Красный Октябрь». (Но уже через два года титановая облицовка меча не выдержала ветровых нагрузок, возник страшный грохот, поэтому меч пришлось заменить на новый – с виброгасителями и обшивкой из нержавеющей стали.)

Внутри фигуры – лестница, можно подняться по всей внутренней высоте скульптуры и подойти к любой части внутреннего объема, а также в голову, руки, полый шарф. Скульптуры «Стоять насмерть», «Скорбящая мать» также выполнялись посредством перевода рабочих моделей в натуральную величину. При помощи фанерных лекал были сделаны гипсовые формы, которые потом заполнялись бетоном.

Незамеченный аврал

При создании «Стен-руин» применялся другой способ. Вучетич предложил брать фактуру поверхности – кирпичную кладку со стен разрушенной мельницы Гергардта. К ее стенам прикладывался мокрый гипс. Он застывал с отпечатками кладки, застывший гипс прикладывали к бетону – получалась стена дома.

Слепки делали не только с камней, но даже с людей. Это быстрее, чем лепить скульптуру. Первоначально в комплексе памятника-ансамбля проектировалось здание панорамы на тему событий Сталинградской битвы. Оно строилось у подножия холма, на котором стоит Родина-мать. Но, по мнению Вучетича, оно получалось слишком высоким и отвлекало внимание от главного монумента. И он решил вопрос на высшем уровне – убедил Хрущева, что должно быть два памятника. Верхушку недостроенного здания панорамы взорвали, здание стало ниже на восемь метров. Теперь здесь Зал воинской славы и Вечный огонь.

«Стена-знамя» на площади Героев сначала мыслилась как «Стена слез». Здесь должны были быть размещены фамилии погибших в период Сталинградской битвы. Но знаменитая фраза из фронтового очерка журналиста Василия Гроссмана «Железный ветер бил им в лицо, а они все шли и шли вперед, и снова чувство суеверного страха охватывало противника: люди ли шли в атаку, смертны ли они?..» могла и не дожить до наших дней.

К моменту открытия мемориала Гроссман уже написал книгу «Жизнь и судьба» и, как многие писатели-фронтовики, впал в немилость. Фразу требовали убрать, но Вучетич ее отстоял. Пожертвовать пришлось фамилией автора – ее нет.

Строительство мемориала, 1964 год

Мемориал планировали открыть к 20-летию Победы в 1965 году. Но не успели. Новая дата – 50-летие Октябрьской революции в 1967-м – также оказалась под угрозой срыва. Почти половину памятника-ансамбля делали в страшной спешке. Самый очевидный свидетель аврала – рисунки на подпорной стене рядом с входом в зал Воинской славы. Брали картинки из журнала «Огонек», компоновали и потом рисовали на стене. На площади Героев первоначально планировалась зеленая площадка, но затем ее заменил прямоугольный бассейн.

Продолжение следует.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Первым военным руководителем Северо-Кавказского (ныне – Южного) военного округа стал бывший царский генерал-лейтенант Андрей Снесарев. Обстоятельства его жизни были крайне непростыми - после революции 1917-го года он, зрелый человек и заслуженный военный, вступил в ряды Красной армии. Оборонял Царицын, конфликтовал с малоизвестным тогда народным комиссаром Иосифом Сталиным, попал под каток репрессий и был реабилитирован. Уже посмертно.
Несколько лет назад, когда Ольга Ширнина только попала в международное сообщество колористов, ее поразило отсутствие среди работ «русской темы» –ее коллеги раскрашивали американские, немецкие, французские военные фотографии, а советских фотографий среди них не было вообще. Тогда Ольга решила восполнить пробел и начала колоризировать снимки времен Великой Отечественной войны. Первые же ее «раскраски» солдат Красной армии вызвали шквал негодования среди иностранцев, удивительно, но некоторые даже требовали, чтобы она «прекратила красную пропаганду»! Ничуть не лучше встретили её работы и на «нашей» стороне – жесткая критика, требования «прекратить безобразие» от людей, которые в принципе не приемлют колоризацию, и бесконечные придирки от «специалистов», пристрастно выискивающих недочеты в деталях советской униформы и амуниции. Однако большинству простых читателей эти работы понравились, люди отмечают бережную работу колориста с деталями и общее «живое» впечатление от фотографий, которые мы привыкли видеть в черно-белых тонах. Мы предлагаем вам посмотреть работы Ольги Ширниной и самостоятельно их оценить.