Участников Парада Победы в июне 1945 года остались единицы. Один из тех, кому выпала честь пройти торжественным маршем по Красной площади, – волгоградец Анатолий Козлов, полковник запаса, кавалер пяти орденов, 25 медалей. В этом году ему исполняется 95 лет, но он по-прежнему занимается главным делом жизни - увековечением памяти своих боевых товарищей.

Кулакам не место в небе

В станице Маркинской Цимлянского района Ростовской области, где родился Анатолий Козлов, его семья прожила недолго. Ближе к концу 20-х советская власть крепко взялась за казаков, и мирная жизнь в станице подошла к концу. Деда Никандра, кавалера Георгиевских крестов, и вовсе сослали в Сибирь, откуда он уже не вернулся. После раскулачивания семья кочевала.

Через несколько лет скитаний перебрались Козловы в город Шахты Ростовской области, где жизнь понемногу стала налаживаться. Анатолий записался в аэроклуб, но ему вскоре напомнили о «кулацких» корнях – отчислили перед началом полетов без объяснений.

Мемориальная доска на доме, в котором живет ветеран.

Чтобы не зависеть от прошлого, Козлов отправился от семьи подальше – в Грозный, где устроился рабочим на строительство нефтеперегонного завода. Жили в бараках на 30-40 человек, спали на голых досках. Витаминный запас пополнял по-крестьянски: с каждой получки покупал вязанку лука. Да еще бригадир подкармливал.

«Я присягу принимал…»

В начале 42-го Козлов стал курсантом Грозненского военно-пехотного училища. Уже в мае состоялся выпуск сотни молодых лейтенантов. Но, заболев малярией, Анатолий задержался в госпитале, а затем попал на Юго-Западный фронт в 275-ю стрелковую дивизию. Ей предстояло участвовать в Харьковской наступательной операции.

– Мне, командиру стрелкового взвода, прислали бойцов из Татарстана, – вспоминает ветеран. – Подготовки у них никакой, половина новобранцев босиком. Выдали три винтовки и сказали – 
обучай. Но не успел толком за дело взяться, как вызвали в штаб и приказали освоить за ночь «Обязанности офицера связи». Утром сдал зачет и получил задание держать связь полка со штабом дивизии.

Харьковская наступательная операция, обернувшаяся гигантскими потерями для Красной Армии, – одна из самых горьких страниц в истории Великой Отечественной. Очевидцем этой трагедии довелось стать новоиспеченному офицеру связи. Хаос царил повсюду, никто не понимал, что происходит на самом деле. А когда положение наших войск стало катастрофическим, началось настоящее бегство.

Гигантские колонны, в которых смешались гражданские с военными, танкисты с пехотинцами и летчиками, шли на восток, люди пытались вырваться из окружения. Драп-марш, как называли его сами бойцы, проходил под непрерывными бомбежками. Позже выяснилось, что три советских армии оказались все же в котле, но 275-я дивизия, в которой служил Козлов, упорно продолжала движение в сторону своих.

– Шли и шли, хотя силы были на исходе, – рассказывает ветеран. – Горько вспоминать, но не было возможности похоронить погибших, немцы нас поливали огнем с воздуха каждый день…

Так и добрался он до родного городка Шахты. Наутро бабушка взялась уговаривать внука: мол, куда ты пойдешь? С такими кровавыми мозолями не добраться до Сталинграда. Глянь на соседей: у тех сын остался дома, у этих – отец…

– Я комсомолец и командир, я присягу принимал, не имею права оставаться, – таким был ответ лейтенанта Козлова.


Командир батальона Анатолий Козлов (вверху) с боевым товарищем Василием Есиповым. 1943 г., Полтава.

Ни шагу назад

Спустя несколько суток он все же добрался до Котельниково, где невероятным образом пересекся с курсантами Грозненского военно-пехотного училища, уже преобразованного в воинскую часть и направленного на оборону Сталинграда. Но не судьба была, видно, сражаться вместе с недавними сокурсниками. Получив приказ командования, Козлов убыл в Чапурники, где стоял запасной полк 62-й армии. А там новый поворот в его военной биографии – направили в 158-ю отдельную тяжело-танковую бригаду Сталинградского фронта офицером связи.

– В те дни шли тяжелые бои, – вспоминает ветеран, – и вышел приказ «Ни шагу назад». Помню, перед строем бригады расстреляли старшину-танкиста. Он якобы имитировал ранение и без команды перебрался на другую сторону Дона. А что ему было делать, если его танк сгорел?!

После Сталинграда Анатолий Козлов командовал ротой, батальоном, был начальником разведки полка. Прошел Курскую дугу, Венгрию, Австрию. Долгим был его путь к Победе. Но главным событием войны он всегда считал Сталинградское сражение, вдохнувшее веру во всех советских людей, во всех, кто боролся с фашизмом.

По долгу памяти

В боях под Будапештом Анатолий Козлов встретился с офицером, который был дежурным по эшелону, когда он добирался от Котельниково до Чапурников. От него и узнал о трагической судьбе выпускников Грозненского военно-пехотного училища. Почти три тысячи курсантов погибли под Сталинградом в августе 42-го. Начальника политотдела полка фашисты подняли на штыки за то, что никто из наших не сдался…

Ветеран Анатолий Венедиктович Козлов. Волгоград, 2017.

Вот тогда и решил Козлов вернуться в Сталинград, увековечить память боевых товарищей. Сегодня курсантам и командирам Грозненского военно-пехотного училища в Октябрьском районе области установлен монумент. Увековечена и память танкистов, сражавшихся в излучине Дона. Хранить правду и память о подвиге боевых товарищей – главное в жизни ветерана. Он надеется, что увидит и Триумфальную арку Победы, построить которую давно мечтает в Сталинграде – так он до сих пор называет этот город на Волге...

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Утро 10 января 1943 началось с мощной арт- и авиаподготовки. После этого советские войска атаковали немецкие оборонительные позиции. Так был дан старт стратегической военной операции «Кольцо».
Хотя история и не знает сослагательного наклонения, можно утверждать, что именно 19 ноября наступление могло не начаться. Ответственнейшее решение о наступлении принял командующий Юго-Западным фронтом Николай Ватутин.