В первом своем после нападения Германии на СССР выступлении по радио 3 июля 1941 года Иосиф Сталин высказал идею придать войне против германского фашизма общенародный характер:

Следуя призыву вождя, 5 июля рабочие Сталинградского тракторного завода выступили со страниц "Сталинградской правды" с обращением к рабочим, колхозникам и интеллигенции области создавать в помощь сражающейся Красной Армии отряды народного ополчения.

В ополчение принимали всех жителей области от 17 лет и старше, способных носить оружие, но не подлежавших по каким-либо причинам призыву на действительную воинскую службу.

Уже до конца лета 1941 года желающих нашлось необычайно много, комплектование частей и соединений корпуса ополчения шло на удивление быстро. В одну только танковую бригаду, формировавшуюся в Тракторозаводском районе, было подано свыше шести тысяч заявлений. Добровольцев записывали непосредственно в цехах и учреждениях, где по такому случаю выстраивались внушительные очереди.

60-летний масленщик СТЗ Спиряков, в свое время воевавший ещё против белых,  сказал на митинге: «15 лет я плавал на военных кораблях. С немцами воевал в Балтике, защищал от них и от белых наш Питер. Примите меня в ополчение. Сил у меня хватит, а злоба против немца еще старая не угасла».

И это не единичный случай - первыми в ряды ополчения шли, как правило, ветераны обороны красного Царицына, за ними следовали все рабочие и служащие, способные держать оружие. Один из них, обрубщик с «Красного Октября» Петр Гончаров, стал со временем в Красной Армии выдающимся снайпером, ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Петр Алексеевич Гончаров - Один из самых результативных советских снайперов Второй мировой войны. Его личный счёт составил более 380 убитых солдат и офицеров противника.

Отцы вступали в ополчение вместе со своими младшими сыновьями, не отставали и женщины.

Многие жительницы Сталинграда и области  настойчиво требовали зачислить их в народное ополчение, чтобы сражаться с врагом вместе с мужьями и братьями. И их тоже записывали, но лишь в санитарные части и в батальоны связистов.

Пока на Сталинградской железной дороге в ополчение вступали в полном составе целые паровозные бригады, в хуторах и станицах Дона, Хопра, Медведицы и Чира с большим подъемом шло формирование сводной Донской кавалерийской дивизии.

Первыми подавали в нее заявления битые немецким железом ветераны Первой мировой войны, а также участники Гражданской войны и бывшие красные партизаны, которые по возрасту не подлежали призыву в действующую армию.

Как и в былые времена, на пункты записи приема в ополчение казаки приходили зачастую в полной казачьей форме. Наплыв добровольцев оказался так велик, что вскоре в ополчение начался не набор, а отбор – отбор лучших, самых достойных казаков. Причем зачисляли в добровольческие казачьи сотни лишь тех, кого на рабочих местах, в колхозах и на предприятиях, без ущерба для производства могли бы заменить другие люди.

В Березовском районе в числе вступивших в ополчение казаков был герой Первой мировой войны, полный Георгиевский кавалер Константин Недорубов, приведший на сборный пункт также и своего юного сына Николая. Желание свое стать ополченцем Константин Иосифович объяснил тем, что хочет вновь биться с давно знакомыми казачеству противниками – немцами, чтобы заслужить новые награды от советского правительства и носить их вместе с четырьмя своими георгиевскими крестами.

Недорубов Константин Иосифович, полный Георгиевский кавалер, Герой Советского Союза.

План этот отец и сын Недорубовы перевыполнили – в одном только бою под станицей Кущевской уничтожили 120 гитлеровцев на двоих! За этот подвиг Недорубову-старшему было присвоено звание Героя Советского Союза. Константин Иосифович стал, таким образом, единственным в истории нашей страны обладателем этого высшего звания, который являлся к тому же и полным георгиевским кавалером.

Перед уходом на фронт Константин Иосифович лично сформировал эскадрон старых казаков, участников предыдущих двух войн. «Трудно было разламывать старые кости, но это нужно было для пользы родины. Уходя из Березовской, мы дали клятву до последней капли крови защищать родину», – рассказывал в своих воспоминаниях Недорубов-старший после окончания войны.

Памятник Константину Недорубову возле здания Мемориально-исторического музея. Фото: "Волгоградская правда"

В тексте использованы фотографии с сайта Архивной службы Волгоградской области: http://volgaarh.ru.

Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

Прочитать ещё

Как-то в послевоенное время корреспондент «Красной звезды» спросил у маршала Александра Василевского – какой из 1418 дней Великой Отечественной войны запомнился ему как наиболее тяжелый? После раздумья Александр Михайлович ответил: «Двадцать третье августа 1942 года в Сталинграде». Бывший начальник Генштаба Вооруженных Сил СССР, прошедший всю войну, знал, что говорил…
В Сталинградской битве принимали участие большинство образцов артиллерийских систем, которые в то время были на вооружении РККА. По тем или иным причинам в различной, даже военной литературе упоминают про несколько «основных» образцов. Казалось бы, почему после завершения битвы на Волге на базах Сталинградской группы войск находились боеприпасы к 76-мм горным пушкам?